Андрей Бессонный: «Не хочу, чтобы об меня вытирали ноги»

2 декабря решением Харьковского суда бывший заместитель городского головы Андрей Бессонный был восстановлен в занимаемой должности. Его приходу мало кто рад в мэрии, почему так происходит – Андрей Александрович объясняет в интервью 6264.

Мирное время

- В 2011 году вы приняли решение занять должность городского головы, чем был вызван такой шаг?

-На тот момент я возглавлял АТП 11410, в этой должности я отработал девять лет. Будучи уже второй созыв депутатом горсовета, мне предложили стать заместителем мэра по вопросам ЖКХ.  Желающих окунаться в рутину коммунальных проблем было немного, потому депутатский корпус поддержал такое решение. Жилищно-коммунальная сфера -  одна из самых сложных, именно это мной и движет в намерении вернуться в горисполком.

- Вам удавалось справляться с возложенными на вас обязанностями?

- Объективную картину дадут люди со стороны. На мой взгляд: что–то получалось, в чем-то были недоработки, многое зависело от состояния бюджета, выделенного на сферу ЖКХ. В рамках бюджета – справлялся, но последние два года были проблемы с прохождением средств через госказначейство, многое попросту не смогли или не успели сделать.

Из удавшихся проектов – установка тридцати индивидуальных тепловых пунктов  по программе льготного кредитования. Эти теплопункты позволят экономить жителям многоэтажек на оплате за потребленное тепло. Теперь же стоит вопрос их сдачи в эксплуатацию, этот проект необходимо довести до конца.

В целом же основная моя работа заключалась в том, чтобы погрузиться в точку «ноль»  для себя, надо было создать работоспособный коллектив, готовый выполнять поставленные задачи.

Не пытался лезть за чем-то необъятным, надо было, прежде всего, навести порядок. Много времени посвящал качеству обслуживания жилого фонда. Ведь людей в первую очередь интересует,  куда идет квартирная плата и как она расходуется.

За счет внебюджетных средств смогли развить наше коммунальное предприятие УРСАС, куда приобрели ряд оборудования. Например, рециклер и виброкаток, которые позволили снизить стоимость ремонта дорог. Если в других городах квадратный метр при капремонте дорожной поверхности обходился в 384  грн., то в Краматорске – не более 240 грн.

В числе пяти городов вошли в программу по льготному кредитованию от Мирового банка для водоканала, получили возможность бесплатно оформить ТЭО, на основании которого идем дальше по программе. Она постепенно реализовывается, что позволит водоканалу взять порядка 50 млн. грн. Это все были наработки - их сейчас необходимо воплощать в жизнь.

- Вы стали самым молодым заместителем в горисполкоме, не возникало ли недопонимания: у вас есть рвение и желание, а у тех, кто засиделся в креслах чиновников, нет желания  будоражить «тихую гавань», где все размеренно и спокойно?

- Такое положение вещей действительно имело место. С мэром Геннадием Костюковым получалось находить общий язык, он умел слышать.  Геннадия Андреевича, вопреки его изначальной позиции, удалось убедить и вернуть в коммунальную собственность водоканал, переданный ранее коммерческой структуре. Больше года занимался этим вопросом –  и все получилось. У меня есть своя позиция, она многим не нравится -  это открытость и способность возразить, высказаться против. На этой почве с Костюковым у нас случались разногласия, но я его глубоко уважаю, как человека и организатора.

Майдан

 - Вы участвовали в проукраинских  митингах, это была гражданская позиция или того требовало руководство?

- Во время столичного Майдана приходил на наш краматорский «майдан», чтобы понять суть их требований. Являясь членом Партии регионов и заместителем городского головы, общался с людьми и четко заявлял о своей позиции - Майдан не поддерживаю, но готов приходить и общаться, готов отвечать на вопросы. У меня интересовались, как используются бюджетные средства на ремонт дорог и другие статьи расходов. Слушал упреки в свой адрес, но когда людям объяснял ситуацию, то в итоге находили взаимопонимание. Простое общение давало людям понимание о работе власти и о необходимости принятия тех или иных решений.

Моя позиция остается неизменной до сих пор  – я не поддерживаю именно вооруженный, или силовой Майдан. Если сравнивать нынешние события с 2004 годом, то это совершенно разные подходы. Также мне не нравятся заявления, что регионалы выступили против целостности Украины. Например, в Краматорске ДНР признал лишь секретарь горсовета Андрей Борсук и ни один член местной организации Партии регионов не поддержал это.

В марте по личной инициативе я выходил и участвовал в митинге за единую Украину, а также организовывал на них представителей коммунальных служб…

используя админресурс?

- Нет. На самый первый митинг на мою просьбу откликнулись около 300 сотрудников коммунальных предприятий. Многие отказались по ряду причин – корпоративные правила, политические мотивы, поэтому те, кто был там – это полностью их решение. Никого не заставляли выходить, кстати, многие участники митинга являлись членами Партии регионов. Также меня поддержали предприниматели Владимир Сергиенко и Сергей Коротун.

Позже мою инициативу подхватили клуб предпринимателей с различными акциями, общественная организация инвалидов во главе со Светланой Фоминой.

После началась череда пророссийских митингов. По стечению обстоятельств 1 марта, в субботу, должен был дежурить другой заместитель, но мэр попросил меня прийти подстраховать. Так получилось, что в тот день в здании горисполкома я был один. Тогда во многих городах сняли украинские флаги, но мне удалось отстоять государственный флаг, поэтому над Краматорским горсоветом он оставался.

В то время люди на митингах требовали непризнания власти. Пришлось объяснить, что я, будучи чиновником, не имею права пойти на такой шаг и, благодаря этой позиции удалось удержать ситуацию под контролем некоторое время.

Война

- Тем не менее, через время на вас было совершено нападение. Вы знали, кто это сделал и главное – за что?

- Начиная с марта, я находился в гуще политических событий в городе, сотрудничал со штабом АТО, который располагался на аэродроме. Было задание городского головы - присутствовать на всех митингах, чтобы и дальше стараться держать ситуацию под контролем. И мне доводилось выполнять это поручение. Уже тогда в местной прессе начали появляться публикации, направленные исключительно на мою дискредитацию.

Когда в Донецкой области началась антитеррористическая операция, у нас на аэродроме присутствовал глава Антитеррористического центра - генерал Василий Крутов (прим. - впоследствии был отстранен). Он поставил передо мной  сразу несколько задач. Одна из них – организовать проукраинский митинг в Краматорске.

Ситуация на тот момент была сложная, в Славянске уже находились боевики. Через общественников стали собирать людей, чтобы провести большой митинг, который назначили на 17 апреля в 16-00. В полдень того же дня я поинтересовался у Крутова, будет ли обеспечена безопасность людей, но получил отказ. Предупредил активистов, но было уже поздно - клич кинут. На тот митинг кроме меня, пришли городской голова Геннадий Костюков, депутат горсовета Максим Ефимов, начальник УЖКХ Сергей Гончаренко, его заместитель Андрей Литвиненко и многие другие. Тогда все мы вместе выразили свою гражданскую позицию.

Вторая задача, поставленная на тот момент предо мной – привести несколько представителей из числа тех, кто заблокировал первый этаж горсовета. Офицеры антитеррористического центра хотели пообщаться с ними и рассказать, что они не готовы стрелять в людей. Для того, чтобы дальше  не накалять ситуацию, необходимо было, чтобы они разобрали баррикады и ушли из исполкома. Выбрал несколько самых активных «захватчиков» горсовета,  привез их в штаб АТО. Пока военные общались с ними, мне поступил звонок с угрозами.

Третье мероприятие, которое требовалось от меня – необходимо было появиться на краматорском блокпосту на выезде в сторону Славянска и попросить  людей разобрать его, чтобы обеспечить свободный ввоз необходимых товаров, в которых нуждался город. Вначале планировалось, что меня будут сопровождать бойцы ВСУ, но для того, чтобы не накалять ситуацию, в итоге отказался от такого варианта. С теми, кто в тот момент находился на блокпосту, я общался  так же, как и до этого с людьми на митингах. Они задавали такие же вопросы, касательно нашего города. А потом вдруг стали испугано отходить, а ко мне сзади подошли четыре «казака» в папахах и с оружием. Тихо подошли, грамотно окружили и обыскали. После посадили в «Жигули», надели пакет на голову и повезли в Славянск. Передвигались на машине с выключенными фарами, при этом они еще психологически воздействовали - щелкали затворами оружия, напоминали, что предупреждали меня не высовываться. Ощущения я вам скажу…

… неприятные?

- Мягко говоря – да, но в сравнении с тем, что происходило дальше – мелочь.  В «камере» вместе со мной находились ребята из Западной Украины, «Правый сектор». Каждый час был обход, в ходе которого всех избивали.

Меня продержали до середины следующего дня. На допросах вспомнили все, что я делал за это время: аэродром, когда пытался конфликт между военными и горожанами урегулировать, и как в Дружковку ездил освобождать нашу колонну, митинги, и не уставали напоминать, что «предупреждали»…

Освободили меня благодаря ... грязным статьям в краматорских СМИ в мою сторону. Когда спрашивали, был ли на Майдане? Какую партию представляю? И интересовались кто я? Предложил им почитать публикации в местных СМИ. После всех этих событий был даже отчасти благодарен за ту грязь, которой меня поливали - это даже сыграло на руку.

Когда добрался в город, сразу состыковался с мэром, начальником горотдела милиции и СБУ. Старшие товарищи настояли, чтобы обратился в милицию, поэтому поехал в травмпункт, где зафиксировал физическое состояние. В кабинете начальника горотдела дал пояснение, мое дело было передано в прокуратуру.

- После этого хотелось уехать из города?

- Нет, я продолжил работать. Мне было сказано, либо ты работаешь и занимаешься только коммунальными делами, либо ты нас поддерживаешь и мы двигаемся дальше - сделай выбор. Ходил на работу и выполнял свои обязанности, очень опасался, что нас заставят признавать «республику». Безопасность моей семье никто из военных не гарантировал – только пожимали  плечами на мои вопросы.

Второй инцидент произошел в кабинете «начальника» горотдела милиции Дениса Беспроскурного с участием Александра Тихоненко,  который до сих пор свободно перемещается по городу и даже подумывает идти в заместители городского головы. А тогда в присутствии автоматчиков Александр Тихоненко и Станислав Киричек заставляли меня подписать назначения новых руководителей на ряд коммунальных предприятий города. Объяснял, что это не в моей компетенции, но требования продолжали звучать. Тогда начал писать заявление на увольнение, но из-за внутреннего конфликта среди бандитов  от штатских потребовали покинуть здание.

В третий раз за мной присылали двух автоматчиков, которые забрали меня прямо с заседания фракции Партии регионов перед сессией горсовета 23 мая, когда стоял вопрос о принятии отставки городского головы. Геннадия Костюкова также заставили написать заявление на увольнение, придя в здание УЖКХ с оружием. Сессия по отстранению городского головы состоялась 23 мая. На ней же секретарь горсовета Андрей Борсук заявил, что готов сотрудничать с представителями ДНР. Когда Борсук спросил моего мнения,  как он выступил на сессии, я ему откровенно сказал: «Вы выступили лет на пятнадцать». Он сразу же побледнел и ушел, это было в пятницу. А в понедельник мне поступило требование написать заявление на увольнение по собственному желанию. Когда поинтересовался причиной – ответили, что еще пару суток в подвале, и я все пойму. Повторять этот путь у меня не было никакого желания.

Возвращение

- Сколько времени потратили на восстановление в должности заместителя городского головы?

 - Согласно законодательству, это дело должно было рассматриваться немедленно, но судья первой инстанции затягивал процесс несколько месяцев. Мои требования не были удовлетворены, поэтому дело передали в Харьков, так как областной апелляционный суд на тот момент уже не работал. Весь процесс по восстановлению в должности занял четыре половиной месяца - с 14 июля по 2 декабря.

-  Как думаете, почему вопрос не решился на месте, в Краматорском городском суде?

- Существует большое политическое противостояние этому процессу. Думаю, что связано это с предстоящими местными выборами - есть политические силы и ряд людей, которые по-прежнему видят во мне лидера.

- Получается, что ваше возвращение неудобно нынешнему городскому руководству?

- Во-первых, мое возвращение крайне неудобно в виду моего несговорчивого характера и наличия собственного мнения. Во-вторых, у меня в городе был довольно-таки высокий рейтинг и во мне видят одного из основных претендентов на должность мэра. Это и есть основные мотивы моего неудобства нынешней местной власти.

- Как вас сейчас воспринимают в мэрии?

- Пока нет распоряжения секретаря горсовета, что я допущен к работе. Прихожу в исполком к 8 часам утра и нахожусь там. На Екатерину Воробьеву давят известные в городе люди, чтобы она не подписывала распоряжение  по моему восстановлению.

Лично меня удивляет такая позиция, что нет понимания среди коллег и депутатов горсовета. Думаю, связано это с тем, что я всегда крайне сдержанно давал комментарии и пояснения о произошедшем. Не считал нужным рассказывать о подвалах, обо всех событиях в городе, что предшествовали этому и как складывалась ситуация после. Сейчас не вижу смысла умалчивать об этом, готов  донести свою позицию.

Планы

- У вас остались единомышленники в городском руководстве?

- Время покажет. Отмечу лишь, что вместе со мной «антикризисным комитетом ДНР» были уволены «неудобные» руководители коммунальных предприятий Юрий Портненко (КП «Служба единого заказчика») и Геннадий Воронов (КП «Мост»). Кроме того, была уволена заместитель городского головы Марина Караван – на мой взгляд, также за свою позицию и за отказ в организации референдума. Все эти люди достойны уважения за то, как проявили себя в той ситуации. Вызывает вопрос, почему коллеги, оставшиеся работать в горисполкоме, и депутатский корпус до сих пор не восстановили их в должности.

- Когда будет объявлена дата проведения местных выборов, планируете ли в них участвовать?

- Пока не задумывался над этим. Довольно-таки сложно работать заместителем мэра по коммунальному хозяйству и при этом оставаться с положительным рейтингом у населения. В Краматорске есть люди, которые, на мой взгляд, достойны занять должность городского головы.  Как сложится ситуация в дальнейшем – время покажет.

- Должность главного руководителя в сфере городского ЖКХ  - это то, что вы хотите на данный момент?

-  Я бы очень не хотел,  чтобы об меня вытирали ноги. У меня есть моральное право законным  путем отстаивать свои права, чем сейчас и занимаюсь.

Беседовала Ольга Никулина 

Автор
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама, заявления, связанные с деятельностью компании.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Изложение
0/12
Актуальность
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать