Необъявленная война глазами очевидцев: Мы не имеем права говорить, что скоро все наладится - со своим «совком» в головах мы должны быть по-настоящему готовы к переменам

Изначально беседа с этим человеком, не на шутку знающим, что такое «Необъявленная война глазами очевидцев», должна была свестись к краткому комментарию о роли добровольцев в национально-освободительной борьбе, но стала историей, иллюстрирующей путь от спокойной размеренной жизни до борьбы общественной и идеологической, а также прямой воинской, с оружием в руках.

Когда увидел первую колонну военной техники у себя в городе, в феврале 2014-ого, сразу понял, что будет война, что необходимо активно включаться в активную общественную деятельность, потому что если сейчас мы этого не сделаем – мы потеряем все.

Главным вопросом, интересующим не только журналиста, а и любого человека во время разговоров с теми, кто променял собственную жизнь на гражданке на бытие по уставу, является, пожалуй, мотивация.

«В один прекрасный момент, после того как занимался волонтерством и активной общественной деятельностью в городе я просто устал помогать, устал сидеть на месте пока гибнут ребята, защищая украинский народ. С молоком матери, наверное, впиталось, что свою семью, свой народ нужно защищать.

Первую колонну военной техники у себя в городе (Покровск, - прим. ред.), увидел в феврале 2014-ого, и сразу понял, что будет война, что необходимо активно включаться в активную общественную деятельность, потому что если сейчас мы этого не сделаем – мы потеряем все.

Весной 2014 года, в Донецке постоянно были драки и избиение проукраинских активистов. Все это делалось целенаправленно.

Уже в тот момент я понял, что пойду защищать Украину, но мой город еще штормило и неизвестно было в какую сторону все повернется, потому в тот период я занимался общественной деятельностью и волонтерством.

В определенный момент я увидел, что город находится в спокойствии, под охраной ВСУ, добровольческих батальонов я вздохнул смело, оставив все как есть, и пошел добровольцем в ВСУ, в рамках 5-ой волны мобилизации», - рассказывает о начале своего воинского пути и осознания неотвратного Станислав Момот.

Не смог офицер по морально-психологическому обеспечению одной из бригад, дислоцирующихся на Донетчине, не раскрыть изнутри и феномен добровольческих движений.

Если углубиться в историю, молодежь и интеллигенция всегда были движущей силой новых веяний, отстаивания идей украинского народа. Молодость – это всегда идеи, действия, готовность к новому, изменять свой мир, свою страну. Поэтому, не подбирая слов, скажу: в 14-ом году ребята буквально своими телами остановили ту чуму, которая лезла на нашу территорию.

«В Донецкой области – 99% добровольцы, те, кто приходили в военкоматы сами, проходили медкомиссии и прочие формальности. Но все мы писали очень интересное заявление о том, что просим призвать нас в ряды ВСУ. Этим заявлением каждый ставил на себя маркер, что идет защищать страну добровольно.

Добровольческое движение – одна из тех вещей, которая делает украинский народ сильным, а нас вообще украинцами.

Ребята, которые родились в 1990-х, родились в Украине, знают, что такое украинский флаг, украинский народ. Эти молодые ребята стали основоположниками добровольческого движения.

Наш северный сосед просчитался в том, что если они напасть, делать это нужно было в 95-ом, 96-ом году, когда сегодняшняя молодежь была еще детьми.

Молодость – это всегда идеи, действия, готовность к новому, изменять свой мир, свою страну. Поэтому, не подбирая слов, скажу: в 14-ом году ребята буквально своими телами остановили ту чуму, которая лезла на нашу территорию», - откровенно говорит офицер.

При всем понимании того, что такое война, смерть и потери молодой человек признает, что, по сути, лично для него жизни до войны не было, а о том, какой она станет после нее говорить рано:

«Сижу иногда размышляю, и понимаю, что жизни до войны для меня не существовало вообще. В принципе, по жизни с 2007 года не был активным деятелем, но в жизни приходят моменты, когда «перемыкает» и ты понимаешь, что другим уже быть не можешь, ты отпускаешь все, что у тебя было. Много таких ситуаций, когда друзья стали врагами, а враги стали друзьями.

Я благодарен Богу за то, что так произошло, потому что ты знаешь, что если человек тебя в этой ситуации не подвел, то даже если подведет потом, это будет не так уже значимо…».

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Воля украинского народа непосредственно в руках народа, а народом являемся мы.

Не исключает Станислав и того, что сценарий сегодняшней оккупации можно предугадать значительно раньше, даже не в феврале 2014-ого года.

«Все преднамеренно разворовывалось годами, специально оголялся Юго-Восток Украины. Если провести аналогию - в Донецкой и Луганской областях боевых частей практически не было. Адекватный человек, адекватный украинец , посмотревший на карту, зная расположение воинских частей мог уже за 2-3 года до начала боевых действий понять, что все к этому и идет», - отметил он .

Тем не менее, по прошествии 4 лет необъявленной войны, произошло то, чего ждали с первых дней – Антитеррористическая операция реформирована в Операцию Объединенных сил, что придало некоторый стимул и надежду мотивированным бойцам, которых, как отмечает герой публикации остались единицы.

«Я считаю, что поправки, в частности, начало Операции Объединенных сил нужно было объявить еще в 14-ом. Но, тогда правительству не хватило политической воли. Возможно, это связано с тем, что сегодня в штабы и министерства попали люди, которые на этой непризнанной войне «собаку съели», потеряли своих друзей, семьи и дома.

Сейчас это можно называть по-разному, строить разные планы, но 4 года войны, в прямом смысле этого слова, прошли. Причем, в 14-ом и 15-ом году в активной фазе действий. Сейчас это «окопно-диверсионно-информационная» война. Не мне об этом судить.

Радует одно: закон принят – черное назвали черным, белое – белым. Все как на войне – очень просто - есть жизнь и смерть, есть враг и свой. Приоритеты таким образом нужно было расставить раньше. В тот момент, это сыграло бы свою важную роль, - признает военный. - Сейчас мы имеем иную проблему – проблему мотивации и идеологии, причем не только в ВСУ, а для всего силового блока. Идейных сейчас единицы. Я говорю о тех, которые видели многое, знали, на что шли, и сегодня пытаются приспособиться к «реформированию», беда которого в том, что мысль сама по себе хороша, а исполнение «ни о чем». Многие просто уходят, при чем, по разным причинам от семейных обстоятельств, до того, что попросту не видят смысла служить не на передовой. Сейчас же к нам идет много так называемых «заробитчан», ведь платят хорошее жалование. Свою роль играют также УБД и льготы».

Военный поддал сомнениям и вопрос целесообразности существования нынешнего порядка присвоения статуса «Участника боевых действий»:

«Касательно УБД закон очень далек от реальности, ведь есть люди которые по 2 года не могут оформить УБД, потому что они постоянно «на нуле» или при выполнении боевых задач, а есть те, кто, работая в 60 км от зоны боевых действий, не видя войну в глаза, этим статусом пользуются. Последних сейчас довольно много».

Период становления – это всегда очень тяжелый и неблагодарный труд. Мы не имеем права сегодня говорить, что через год-два все наладится… Мы со своим «совком» в головах, сменив красный флаг на желто-синие ленты, должны быть готовы к переменам по-настоящему, в корне.

Смотря в корень проблем, и не боясь называть их, офицер не упускает и положительных моментов.

«Когда в наши ряды приходят новые мотивированные ребята, я пытаюсь объяснить, что сегодня происходит становление нашей армии, что само по себе неблагодарный труд. Все, на что ты можешь рассчитывать, это чувство собственного достоинства, денежное обеспечение и минимальные социальные гарантии для себя и своей семьи.

Период становления – это всегда очень тяжелый и неблагодарный труд. Даже если взять американскую армию, после Вьетнамского конфликта, когда у них была воинская повинность, когда служащие срочной службы тоже принимали участие в боевых действиях, но они сумели отказаться от этого, стать на путь реформирования. Это стоило огромных сил и денег, они шли к этому 12 лет. Поэтому, мы не имеем права сегодня говорить, что через год-два все наладится…

Мы со своим «совком в головах», сменив красный флаг на желто-синие ленты, должны быть готовы к переменам по-настоящему, в корне». Кадровые офицеры не виновны в том, что многие из них прошли еще советскую школу. Конечно же, когда в структуру приходят молодые ребята, воспитанные иначе, уживаться становиться тяжело. Но мы учимся этому, учимся взаимодействовать», - подытожил сегодняшнюю обстановку Станислав Момот.

Смотреть в будущее молодой человек не желает, но точно убежден в одном:

З нами Бог і Україна!!!

Автор
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)